«Идём выпьем, нам надо…» Репортаж с открытия Артдокфеста

Без рубрики

«Идём выпьем, нам надо…» — с такими словами уходил президент фестиваля Artdocfest Виталий Манский с открытия первого кинопоказа в кинотеатре «КАРО 11 Октябрь», облитый краской и раздосадованный.

Большой ярко-красный логотип Artdocfest красовался на втором этаже кинотеатра «КАРО 11 Октябрь» около первого кинозала. Там планировался показ фильма «Жизнь Иванны Яптунэ». Неподалеку от дверей в зал стали собираться гости, предвкушая просмотр. Мы были среди них: разговаривали с режиссером фильма «Под Наркозом» Еленой Ласкари и ее продюсером.

Фото: Юлия Данилина

Объявление об эвакуации нас прервало. Всех гостей, пришедших в прохладный снежный вечер просто посмотреть кино, голос потребовал покинуть кинотеатр. Охрана бесцеремонно выставила гостей за дверь.Организаторы и охрана без объяснений прервали сеансы, просмотр афиш и разговоры в партерах.На улице один из охранников, выглянув из-за двери, сказал, что здание заминировано. Правдивость этих слов ничем не подтвердилась.

Фото: Юлия Данилина

На улице было холодно для последнего дня марта. Шел снег. У дверей в кинотеатр стояла толпа: журналисты, кинокритики, просто любители документалок — мерзли и разговаривали. Среди них был корреспондент журнала “7 дней”. Он предложил нас сфотографировать для своей статьи и рассказал о знакомстве с президентом Artdocfest.

– Я был на каждом фестивале «Артдокфеста», начиная с самого его открытия. Я друг Виталия Манского, который сказал мне, что, если я не приду, фестиваля не будет. Я пришел, но нас не пускают внутрь.

Я давно знаком с Манским, мы с ним снимали фильмы и про Путина, и про Ельцина, и про Кремль. Мы тогда в Кремле 2 месяца проторчали — я как оператор, он – как документалист. Потом снимали фильм про Валентину Леонтьеву, была такая знаменитая телеведущая, ее звали «тетя Валя».

Фото: Юлия Данилина

Странно то, что происходит. В прошлом году также несколько сеансов срывали, ну, много сумасшедших. В прошлом году это делали потому, что были фильмы, которые кому-то не нравились, а сейчас — непонятно почему.Наш коллега тут же провел нас ближе к своим друзьям киношникам, которые принялись рекомендовать стоящего среди них, но, все же, чуть поодаль мужчину с горящими глазами, их едва ли могла прикрыть кепка: «Вот у нас есть кинокритик замечательный — Виктор Матизен. Выдающийся человек! Его боится даже Михалков, он говорил про него: «Есть критики, а есть Матизены». Пообщайтесь с ним!»

— Я посещаю фестиваль каждый год. Никогда не загадываю фаворитов, слышал только отзывы знакомых, но знакомым я не очень доверяю, верю только себе, поэтому надеялся сложить своё мнение сегодня.По-моему, это лучший в мире документальный фестиваль, без балды. Самый острый, самый свежий, замечательный. И еще, к тому же, сопрягается с премией.

Для меня одинаково ценно и документальное, и анимационное, и игровое кино, но документальное я очень люблю. Из любимых фильмов, выделю фильм, который повлиял на меня еще в детстве, это «Собачий Мир». Его многие ненавидят, но на меня он оказал грандиозное воздействие, сопоставимое только с воздействием Бергмана и Феллини. Потом, разумеется, «Обыкновенный фашизм», хотя я понимаю, что он был сделан в советское время и не мог сказать всей правды о том, насколько похож немецкий фашизм на наш.У Виктора Косаковского великолепные картины. У Виталия Манского есть картина, которая мне очень нравится, «Частные хроники» и другие. Сергей Лозница — Великий документалист.

Вообще, если сравнивать человеческие качества документалистов и игровиков, то документалисты намного выше. Потому что игровик просто играет, приспосабливается и часто ничем не рискуют, а документалисты рискуют и часто своей головой.

Искусство кино — это искусство, которым я занимаюсь профессионально, и этим оно для меня наиболее ценно из всех искусств. Я. конечно, еще большой любитель чтения и люблю вольные экранизации романов, то есть не те, которые не похожи на романы. Я даже присутствовал на открытии общества защиты романовых экранизаций. Они думают, что экранизации портят литературу и убивают ее, была такая идея в 70-е годы. Как по мне, это полная чушь и роман часто бывает более востребован после плохой экранизации, нежели после хорошей.

Фото: Юлия Данилина

Я так полагаю, что кто-то из ФСБ дал своему осведомителю команду позвонить в кинотеатр и сказать, что в него заложена бомба, чтобы прикрыть фестиваль как бы легально. Этот фестиваль крайне неудобен, потому что он рассказывает правду. Документальное кино — это по определению правдивое кино, особенно на этом фестивале, где к нему внимательно присматриваются. И это было видно по предыдущим фестивалям.

Президент фестиваля Виталий Манский прибыл на открытие. Но только все пошло не по плану. Вместо речи на открытии фестиваля он, облитый краской, отвечает на вопросы журналистов о том, что произошло.

Фото: Юлия Данилина

Манского окружила пресса. С его спины стирали краску салфетками. Получалось плохо. Растертая краска была одного цвета с красным логотипом фестиваля на кепке Манского и той, большой копии, которая осталась на втором этаже кинотеатра.

Режиссер не сдается: «Конечно, я тоже человек и после этого мне страшно. Но если позволять страху себя уничтожить, то тогда бессмысленно все. Просто не надо бояться».После Манский тихонько сказал супруге: “Идем выпьем, нам надо…».

В ночь с 31 марта на 1 апреля президент фестиваля объявил о закрытии проекта. Сейчас он собирается уехать из страны.

Текст написан в соавторстве с Марией Носовой.

Оцените автора
Добавить комментарий